Евдокия Германова: «Меня невозможно было спрятать, я действовала мгновенно и наверняка» - «Новости Музыки» » Новости Музыки
Новости Музыки » Новости Музыки » Евдокия Германова: «Меня невозможно было спрятать, я действовала мгновенно и наверняка» - «Новости Музыки»

Евдокия Германова: «Меня невозможно было спрятать, я действовала мгновенно и наверняка» - «Новости Музыки»

Евдокия Германова: «Меня невозможно было спрятать, я действовала мгновенно и наверняка» - «Новости Музыки»
Новости Музыки / Биографии русских композиторов и музыкантов / Праздники / Видео новости / Жанр / Театр / СТАТЬИ / Образование / Музыка / Кино / Пространства / Разное / Другое / Новости из жизни артистов эстрады
00:00, 31 март 2023
624
0

Известная актриса в эксклюзивном интервью Womanhit.ru рассказала об отношении к Олегу Табакову, своей заметности и желании получить волшебную палочку

— Играя на сцене театра и в кино, вы зарекомендовали себя как яркая характерная и комедийная актриса. Какое амплуа вам ближе?

— Артист, слава Богу, — это живой, а не искусственный интеллект. Менять условности, «зарекомендованности» и амплуа — удел творческой личности. Высшей ценностью для меня является внутренний мир человека, его мысли, чувства и расшифровка его спрятанного кода любви, одиночества, таланта. И это процесс бесконечный и разнообразный.

— Каково ваше отношение к партнеру? Насколько его талант помогает на сцене, или, наоборот, подавляет? Можете отказаться от роли, если человек вам неприятен?

— Партнер — моя вторая половина в процессе «шествия» по сюжету. Именно из отношения к нему и складываются многие характеристики моих героинь. Даже опыт ненависти меня партнершей не мог породить во мне мысль об отказе от сладкого процесса сотворчества под названием «над вымыслом слезами обольюсь». Партнерство — это коммуникация. Доверительная, целомудренная, возвышающая.

Если вернуться в прошлое: помните ли тот момент, когда решили стать актрисой? Это было как яркая вспышка или незаметный процесс?

— Я с детства влияла на людей, как бы высокопарно это ни звучало. Родители называли это проще — заметность. Меня невозможно было спрятать. Я действовала мгновенно и наверняка, оказывалась права в оценках, даже если они противоречили стандартам. Главное — моя ответственность, которую я рано ощутила. Это привело к потребности самообразования: человеческая психофизика, устройство мышления, природа таланта, механизм восприятия и др. — моя страсть практически с трех лет.

— Вы с сестрой обе с детства хотели стать актрисами, у вас были одинаковые увлечения. Почему же вы не были, как говорят, лучшими подругами? Какие у вас отношениях сегодня?

— Дружба и созвучие определяются не родством по крови.

Если бы вас попросили охарактеризовать себя несколькими прилагательными, что это были бы за слова? Вы максималистка?

— Зачем же так радикально. Профессиональная привычка и предрасположенность к исследовательской деятельности воспитали во мне логику, последовательность, дисциплинированный ум, а также смелость, азарт, скорость мышления, динамику действенности и непотопляемость.

Я — человек-энергия. Человек с вилкой в жопе, как сказал бы мой учитель Олег Табаков.

— Вы работали на английской сцене, почему вернулись? Вас же из-за этого поступка Олег Табаков уволил из театра? Вы не обиделись на него за это, отношение к Мастеру не поменяли?

— Мой учитель, наставник, гуру Олег Павлович Табаков всегда был, есть и будет мерилом Таланта, Служения и Комплекса Полноценности. Все его поступки и оценочные суждения в чей бы то ни было адрес являются продолжением этих высокий ценностей. Недавно я выпустила посвященную ему книгу, которая так и называется — «Комплекс полноценности. Рецепты».


— Вы играете в иммерсивном спектакле «Лубянский гример» по мотивам рассказа Н. Лескова. Каково ваше отношение к одной из популярных форм современного интерактивного театра? Сложностей не возникало? И как вообще относитесь к новшествам в профессии?

— «Лубянский гример» — опыт смелых и талантливых. Ведь это уникальное сочетание традиционного театра и иммерсивного. Зрительское погружение, будь то иммерсивный театр, кукольный или традиционный, не может не происходить, поскольку зеркальные нейроны никто не отменял. Разница в уникальности способов воздействия на воображение зрителя. В контексте же актёрского существования главным условием предлагаемых обстоятельств в иммерсивном театре является пропорция непредсказуемости, убедительности и самодисциплины, причем для обеих сторон театрального процесса: и зрителей, и артистов. «Всклокоченный» зритель, бродящий на своих собственных ногах из интерьера в интерьер — организм особой степени расфокусированности, взбудораженности и требовательности; организм, который артисты должны влюбить в разворачивающийся сюжет. Технически это выглядит так: зрители делятся на четыре потока, каждый из которых следует своим маршрутом и раскрывает один из четырех вариантов изложения сюжета. Параллельно все перемещения, мизансцены и реплики артистов также рассчитаны до секунды. Уверенные в том, что их всего 50 человек, зрители переходят из одного пространства усадьбы в другое и, впечатленные оригинальным форматом, вдруг в зрительном зале обнаруживают, что их не 50, а 200 человек! Все смотрят в исполнении крепостных актеров классическую индийскую интермедию, а потом и продолжение истории трагической любви главных героев. Судьба моей героини и послужила началом рождения русского профессионального театра. В общем, количество приключений и эмоций, которые получает зритель в усадьбе Салтыковых-Чертковых, превышает все санитарные нормы, поверьте!

— В чем уникальность спектакля?

— Важно, что «Лубянский гример» является первым детищем Нового театра Эдуарда Боякова. Планируется много других интересных проектов, спектаклей, экскурсий по усадьбе. Само пространство исторической усадьбы способствует тому, чтобы пробуждались великие помыслы и чувства!

— Когда выдается свободное время, чем занимаетесь? Или, возможно, все время заниматься только работой?

— Процесс создания дополнительного ресурса времени для меня более привычный. Поэтому и «лишняя минутка» — категория виртуальная. Артист должен репетировать и играть, играть и репетировать — это закон. Помимо спектаклей и репетиций в театре — съемочные площадки. Также тренинги и мастер-классы по актерскому мастерству. Режиссерские эксперименты. Постоянное самообразование по психологии творчества и нейролингвистическому программированию. И, конечно, моя страсть — педагогика и наставничество! Школа Нового театра. Мои любимые студенты, которые также играют вместе со мной в спектакле.

Творчество — это не работа.

Творчество — это предназначение.

А предназначение — вещь круглосуточная.

— Вы как-то признались, что живете как Феникс: сгорели и возродились, еще раз — дотла и опять возродились. Не устали сгорать?

— Именно буквальность человеческого восприятия, как одно из его свойств, позволяет усваивать метафоры. В данном контексте «сгорание» равно возрождению через обновление, через нравственную, духовную, информационную гигиену. Безусловно, этот процесс дисциплинирует ум, волю, чувства и вдохновляет на новые свершения. Именно поэтому в мифологии Феникс является символом высокой добродетели и благодати, власти и процветания.

— Сейчас модно собирать свою карту желаний. Какие бы вы выбрали пять желаний, если бы точно знали, что они исполнятся?

— Мне достаточно одного желания — получить волшебную палочку и помогать, помогать, помогать…



Известная актриса в эксклюзивном интервью Womanhit.ru рассказала об отношении к Олегу Табакову, своей заметности и желании получить волшебную палочку — Играя на сцене театра и в кино, вы зарекомендовали себя как яркая характерная и комедийная актриса. Какое амплуа вам ближе? — Артист, слава Богу, — это живой, а не искусственный интеллект. Менять условности, «зарекомендованности» и амплуа — удел творческой личности. Высшей ценностью для меня является внутренний мир человека, его мысли, чувства и расшифровка его спрятанного кода любви, одиночества, таланта. И это процесс бесконечный и разнообразный. — Каково ваше отношение к партнеру? Насколько его талант помогает на сцене, или, наоборот, подавляет? Можете отказаться от роли, если человек вам неприятен? — Партнер — моя вторая половина в процессе «шествия» по сюжету. Именно из отношения к нему и складываются многие характеристики моих героинь. Даже опыт ненависти меня партнершей не мог породить во мне мысль об отказе от сладкого процесса сотворчества под названием «над вымыслом слезами обольюсь». Партнерство — это коммуникация. Доверительная, целомудренная, возвышающая. — Если вернуться в прошлое: помните ли тот момент, когда решили стать актрисой? Это было как яркая вспышка или незаметный процесс? — Я с детства влияла на людей, как бы высокопарно это ни звучало. Родители называли это проще — заметность. Меня невозможно было спрятать. Я действовала мгновенно и наверняка, оказывалась права в оценках, даже если они противоречили стандартам. Главное — моя ответственность, которую я рано ощутила. Это привело к потребности самообразования: человеческая психофизика, устройство мышления, природа таланта, механизм восприятия и др. — моя страсть практически с трех лет. — Вы с сестрой обе с детства хотели стать актрисами, у вас были одинаковые увлечения. Почему же вы не были, как говорят, лучшими подругами? Какие у вас отношениях сегодня? — Дружба и созвучие определяются не родством по крови. — Если бы вас попросили охарактеризовать себя несколькими прилагательными, что это были бы за слова? Вы максималистка? — Зачем же так радикально. Профессиональная привычка и предрасположенность к исследовательской деятельности воспитали во мне логику, последовательность, дисциплинированный ум, а также смелость, азарт, скорость мышления, динамику действенности и непотопляемость. Я — человек-энергия. Человек с вилкой в жопе, как сказал бы мой учитель Олег Табаков. — Вы работали на английской сцене, почему вернулись? Вас же из-за этого поступка Олег Табаков уволил из театра? Вы не обиделись на него за это, отношение к Мастеру не поменяли? — Мой учитель, наставник, гуру Олег Павлович Табаков всегда был, есть и будет мерилом Таланта, Служения и Комплекса Полноценности. Все его поступки и оценочные суждения в чей бы то ни было адрес являются продолжением этих высокий ценностей. Недавно я выпустила посвященную ему книгу, которая так и называется — «Комплекс полноценности. Рецепты». — Вы играете в иммерсивном спектакле «Лубянский гример» по мотивам рассказа Н. Лескова. Каково ваше отношение к одной из популярных форм современного интерактивного театра? Сложностей не возникало? И как вообще относитесь к новшествам в профессии? — «Лубянский гример» — опыт смелых и талантливых. Ведь это уникальное сочетание традиционного театра и иммерсивного. Зрительское погружение, будь то иммерсивный театр, кукольный или традиционный, не может не происходить, поскольку зеркальные нейроны никто не отменял. Разница в уникальности способов воздействия на воображение зрителя. В контексте же актёрского существования главным условием предлагаемых обстоятельств в иммерсивном театре является пропорция непредсказуемости, убедительности и самодисциплины, причем для обеих сторон театрального процесса: и зрителей, и артистов. «Всклокоченный» зритель, бродящий на своих собственных ногах из интерьера в интерьер — организм особой степени расфокусированности, взбудораженности и требовательности; организм, который артисты должны влюбить в разворачивающийся сюжет. Технически это выглядит так: зрители делятся на четыре потока, каждый из которых следует своим маршрутом и раскрывает один из четырех вариантов изложения сюжета. Параллельно все перемещения, мизансцены и реплики артистов также рассчитаны до секунды. Уверенные в том, что их всего 50 человек, зрители переходят из одного пространства усадьбы в другое и, впечатленные оригинальным форматом, вдруг в зрительном зале обнаруживают, что их не 50, а 200 человек! Все смотрят в исполнении крепостных актеров классическую индийскую интермедию, а потом и продолжение истории трагической любви главных героев. Судьба моей героини и послужила началом рождения русского профессионального театра. В общем, количество приключений и эмоций, которые получает зритель в усадьбе Салтыковых-Чертковых, превышает все санитарные нормы, поверьте! — В чем уникальность спектакля? — Важно, что «Лубянский гример» является первым детищем Нового театра Эдуарда Боякова. Планируется много других интересных проектов, спектаклей, экскурсий по усадьбе. Само пространство исторической усадьбы способствует тому, чтобы пробуждались великие помыслы и чувства! — Когда выдается свободное время, чем занимаетесь? Или, возможно, все время заниматься только работой? — Процесс создания дополнительного ресурса времени для меня более привычный. Поэтому и «лишняя минутка» — категория виртуальная. Артист должен репетировать и играть, играть и репетировать — это закон. Помимо спектаклей и репетиций в театре — съемочные площадки. Также тренинги и мастер-классы по актерскому мастерству. Режиссерские эксперименты. Постоянное самообразование по психологии творчества и нейролингвистическому программированию. И, конечно, моя страсть — педагогика и наставничество! Школа Нового театра. Мои любимые студенты, которые также играют вместе со мной в спектакле. Творчество — это не работа. Творчество — это предназначение. А предназначение — вещь круглосуточная. — Вы как-то признались, что живете как Феникс: сгорели и возродились, еще раз — дотла и опять возродились. Не устали сгорать? — Именно буквальность человеческого восприятия, как одно из его свойств, позволяет усваивать метафоры. В данном контексте «сгорание» равно возрождению через обновление, через нравственную, духовную, информационную гигиену. Безусловно, этот процесс дисциплинирует ум, волю, чувства и вдохновляет на новые свершения. Именно поэтому в мифологии Феникс является символом высокой добродетели и благодати, власти и процветания. — Сейчас модно собирать свою карту желаний. Какие бы вы выбрали пять желаний, если бы точно знали, что они исполнятся? — Мне достаточно одного желания — получить волшебную палочку и помогать, помогать, помогать…

Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Вернуться назад
Комментарии (0)
Комментарии для сайта Cackle
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив