Вахтанг Беридзе и Алеса Качер: «У нас будет сын!» - «Новости Музыки» » Новости Музыки
Новости Музыки » Новости Музыки » Вахтанг Беридзе и Алеса Качер: «У нас будет сын!» - «Новости Музыки»

Вахтанг Беридзе и Алеса Качер: «У нас будет сын!» - «Новости Музыки»

Вахтанг Беридзе и Алеса Качер: «У нас будет сын!» - «Новости Музыки»
Новости Музыки / Музыка / Биографии русских композиторов и музыкантов / Видео новости / Жанр / Праздники / Другое / Разное / СТАТЬИ / Выставки / Театр / Активный отдых / Куда сходить / Пространства / Рестораны / Кино / Образование / Новости из жизни артистов эстрады
00:00, 29 декабрь 2022
122
0

Новый год звездная семья встретит уже в другом составе. Подробности — в интервью

Впервые увидев Алесу Качер, Вахтанг Беридзе, по собственному признанию, будто ощутил разряд электрического тока. Семь лет они вместе, и счастья и любви прибавилось — ведь на свет появляются дети. И, возможно, Новый год эта семья встретит уже в новом составе. Подробности — в интервью журнала «Атмосфера».

— Вахтанг, Алеса, поздравляю вас с радостным событием, в семье ожидается пополнение. Узнавали, кто будет — мальчик или девочка?

Алеса: Да, узнавали: будет мальчик, второй сын. Именно так мы и хотели, чтобы в семье росли два брата, которые будут стоять друг за друга горой, всегда поддерживать. Загадали — и получилось. (Улыбается.)

— Вахтанг, а вам тоже хотелось усиления мужской команды?

Вахтанг: На самом деле это была моя инициатива и желание иметь двоих сыновей, а Алесочка меня поддержала. Если в семье два брата — им легче, да и нам тоже.

Алеса: Когда родился Сандрик, я такую сильную любовь к нему ощутила!.. Я обожаю нашего малыша и буду счастлива, если у меня появится еще один сын, а потом еще и еще. Дети — это столько энергии, радости.

— С мальчиком отцу поинтереснее, больше активностей можно придумать. Вахтанг, вы серьезно плаванием занимались. Сандрика к спорту приобщаете?

Вахтанг: Он еще маленький для спортивных секций, ему три года. Мне бы хотелось, чтобы сын пошел по моим стопам, стал пловцом, и более успешным, чем я. Но уже сейчас можно понять, есть ли у ребенка склонность к тому или иному виду спорта. Пока мы наблюдаем, что у него больше расположенность к единоборствам. Он обожает акробатку, какие-то трюки, любит драться, бороться. Попробуем в бассейн поводить и, может, на бокс, самбо отдать. Мальчик все-таки должен быть сильным и уметь постоять за себя и своих близких. Я — за спорт, считаю, что это большая радость в жизни человека. Это дисциплинирует, и чем меньше у ребенка свободного времени, тем меньше глупостей в его голове.

Алеса: Каждый вечер у них активные игры. Вахтанг только присядет, а сын забирается к нему на плечи и втягивает в борьбу. Он очень активный мальчик. Думаю, на следующий год уже будем пробовать какие-то секции, а уже выберем то, что ему самому будет интересно и к чему проявятся склонности.


— А вы готовите его к появлению младшего ребенка?

Алеса: Да, конечно. Сандрик знает, что у мамы в животике живет ляля, но то, что это будущий братик, пока не осознает. Ему надо увидеть этого малыша, а пока это только слова, игра. Но он понимает, что маму нужно беречь и что мне тяжело брать его на руки. Уже даже и не просится.

— Имя малышу придумали?

Алеса: Мы думаем, но пока не определились. Нашего Сандрика, Александра, мы решили назвать так буквально за неделю до родов.

— Каково ваше ощущение в ожидании второго малыша, есть ли разница?

Алеса: Узнав, что стану мамой, я и в первый, и во второй раз испытала огромную радость. Даже реакция организма была абсолютно одинаковая: легкая, трепетная дрожь, учащенное сердцебиение, на глазах слезы счастья… Течение беременности тоже похоже: у меня не было токсикоза, животик долго не появлялся, я себя прекрасно чувствовала. Наверное, разница в том, что сейчас я более спокойна. С первым ребенком я волновалась, сразу встала на учет в женскую консультацию и каждую неделю туда ходила, как отличница. А в этот раз я пришла, когда срок был уже достаточно большой. Врачи удивились, где же я была раньше, а я просто наслаждалась своим состоянием, понимала, что все в порядке, ощущала, как шевелится малыш внутри меня. Но я так же жду появления на свет нашего второго сына — с трепетом и счастьем.

— Вахтанг, а где были вы, когда родился Сандрик?

Вахтанг: Стоял за дверью, ждал и переживал.

— Некоторые мужчины присутствуют при родах. Вы такого опыта не хотите?

Вахтанг: Нет, я считаю, что таинство появления ребенка на свет подразумевает отсутствие мужчины рядом. Я очень консервативный в этом смысле человек, да и во многом другом. Поэтому я с волнением и радостью ждал новостей за дверью.

Алеса: Да и мне было бы некомфотно. Все-таки хочется оставаться загадкой для любимого мужчины и не посвящать его в некоторые физиологические процессы. Когда начались схватки, я позвонила мужу, и он сразу выехал ко мне. Я знала, что Вахтанг находится рядом, за дверью. Но держать меня в тот момент за руку не требовалось, роды — процесс интимный. Пусть это останется нашей с ребенком тайной, а муж уже видит хорошенького младенца в красивой пеленке.

— Некоторые мужчины начинают вести себя немного как дети и ревнуют, что внимание жены переключается на малыша…

Вахтанг: Я — адекватный человек и понимаю, что моему сыну, беспомощному, маленькому, сейчас требуется стопроцентное абсолютное внимание и забота не только мамы, но и папы. И поэтому предъявлять жене какие-то претензии, что она меньше времени мне уделяет, — глупость полная. Таким мужчинам я бы посоветовал скорее повзрослеть.


— Вы признались, что консервативны. Считаете ли вы, что дом, дети — это женская зона ответственности?

Вахтанг: А разве консерватизм это подразумевает? Разумеется, я считаю, что мужчина в первую очередь должен быть добытчиком. Но при этом я не исключаю, что домашние обязанности распределяются между обоими супругами, и я получаю огромное удовольствие от того, что занимаюсь сыном. Я кайфую от того, что рано утром веду его в детский сад. Это пятьдесят на пятьдесят наш ребенок. И я понимаю, что, если Алеса провела с ним целый день, вечером ей хочется немного отдохнуть, поэтому беру нагрузку на себя. Я оставался один с ребенком и знаю, что это — непростая миссия, при том, что и огромное удовольствие. Мой дедушка блестяще занимался мной, внуком, много времени проводил, даже больше, чем бабушка. Хотя при этом оставался абсолютно консервативным грузином.

— У вас в семье восточное, строгое воспитание?

Вахтанг: Как можно с трехлетним ребенком, который вызывает только умиление и улыбку, быть строгим? Я хочу, чтобы сын, видя меня, испытывал радость, зная, что сейчас начнется какое-то наше интересное времяпрепровождение, игры. А не то, что пришел отец, строгий диктатор, и надо поскорее от него прятаться. (Улыбается.) Я с сыном в абсолютно партнерских отношениях, мы друзья, хочется, чтобы так было и дальше. И я бы не сказал, что в восточных семьях строгое воспитание. Может, где-то в дальних регионах это присутствует, но в моем окружении, в Тбилиси, никто не воспитывает детей жестко, наоборот, их всячески балуют. Мне кажется, самые избалованные дети — это грузинские. (Смеется.)

Алеса: Мы два нестрогих родителя, обожаем нашего сына и стараемся окружить его любовью и заботой. Сейчас у Сандрика такой период, когда ему хочется обниматься, ластиться к родителям, он нам доверяет. Мне кажется, решать проблемы надо на дружеской волне, чтобы ребенок не боялся маму с папой. Конечно, у нас есть определенные правила, которые следует соблюдать. Сандрик очень импульсивный, и его тяжело держать в рамках. Мы ищем к нему подход.

— В детском саду как он коммуницирует с другими детьми? Учите ли вы его, что надо отвечать, если обижают?

Вахтанг: Проблема в том, что чаще он обижает. Сандрик крепкий и бесстрашный и конфликт интересов всегда решит в свою пользу. Хулиганистый парень у нас растет.


— Кто из вас в детстве был хулиганом, признавайтесь.

Алеса: Я была спокойной, послушной девочкой. Мама говорит, что таких детей, как я, можно было нескольких растить одновременно. (Улыбается.) Мне кажется, характер у сына в грузинскую родню. Вахтанг тоже вспыльчивый, темпераментный, эмоциональный. Мы походили к поведенческому психологу, чтобы самим научиться с ребенком выстраивать отношения. Она сказала, что таких детей у нее не было никогда — это абсолютно не наш, не славянский темперамент. Просто слова «надо» ему мало, он будет протестовать. Приходится объяснять, придумывать какие-то хитрости. Очень свободолюбивый парень и защищает личные границы.

— Алеса, а с мужем вы научились сглаживать конфликты?

Алеса: Я их не сглаживаю, я в них участвую (смеется), у нас горячая семья. Без негатива, но при этом порой очень темпераментно мы выясняем отношения, отстаиваем свою позицию. Но сейчас, когда я в положении, меньше обращаю внимание на какие-то вещи, сконцентрирована на детях — и на старшем, и на младшем, который скоро появится.

Вахтанг: Наши отношения уже устоялись, нам не по шестнадцать лет, чтобы страдать из-за каких-то черт характера и особенностей друг друга. Стараемся радоваться каждому дню, а не зацикливаться на разногласиях.

— Алеса, вы рассказывали, что не хотели замуж за актера. Это печальный опыт или предубеждение?

Алеса: Наверное, предубеждение, потому что всю жизнь я в этой среде, наблюдаю за коллегами-актерами, и некоторые их проявления мне не нравятся. Повышенная сконцентрированность на себе, неуверенность, поиски, сомнения — это больше женские черты. Мне не хотелось такого мужа. Но Вахтанг изначально был спортсменом, характер у него сильный, и то, что я перечислила выше, говоря об актерах, ему не свойственно. Плюс у него еще и продюсерское образование, в общем, разноплановый человек.

— Вахтанг, а вы ощущаете, что профессия накладывает на вас отпечаток? Может, вы уделяли бы меньше внимания своей внешности, не будь вы актером?

Вахтанг: Честно скажу, я не уделяю своему внешнему виду вообще никакого внимания. Алеса не даст соврать, у меня никогда не было кремов для лица, специальных средств для волос. Только шампунь и гель для душа. Я даже пенкой для бритья долго не пользовался, брал обычное мыло, но потом понял, что пенка все-таки удобнее. Актерского внимания к себе у меня никогда не было. Накладывает ли профессия отпечаток? Наверное, я быстрее могу переключаться в эмоциональных состояниях. Когда я занимался спортом, вел абсолютно спартанский образ жизни: ходил на тренировки, жил в общежитии, питался в обычной столовой, изнеженным парнем никогда не был. И сейчас не стал, как мне кажется.

Алеса: Я хочу отметить, что у грузин врожденное чувство стиля. И хотя Вахтанг говорит, что не обращает внимания на свой внешний вид, очень даже обращает. Подбирает ботинки к брюкам и рубашку в тон. В Грузии мужчины одеваются с иголочки — вещи должны были в тренде, подходить по цвету, начищены-наглажены. В магазин они собираются, будто на красную дорожку. И когда муж выходит из дома, на него приятно смотреть. Благоухает туалетной водой, волосы уложены гелем.

Вахтанг: Духи и бриолин — это национальная черта, а не актерская. (Смеется.)


— Алеса, а вы немного расслабились в этом плане? Вы же первая красавица Москвы.

Алеса: С Вахтангом я расслабилась сразу, специальных ухищрений, чтобы ему понравиться, я никогда не использовала. Мы познакомились на съемочной площадке, и он видел меня в жаре и в холоде, с гримом и без, невыспавшуюся с утра, уставшую после ночных смен. И любил меня такой, какая я есть. Мне не пришлось из себя что-то строить. Он дал мне понять, что я любима и желанна в любом виде и настроении. Я не встаю за час до пробуждения мужа, чтобы сделать макияж и прическу. (Смеется.) Наоборот, я встаю позже всех в этом доме.

— Вахтанг, вы долго завоевывали эту женщину. Сразу поняли, что именно она — ваша будущая жена и мать детей?

Вахтанг: Мы вместе пробовались в проект «Гроздья винограда». Перед началом проб я предложил: давай обнимемся. Хотелось почувствовать энергетику друг друга. И вот когда я ее обнял, меня будто током ударило: как же здорово! Вот бы каждый день ее обнимать! (Смеется.) Почему-то во мне жила абсолютная уверенность, что у нас все сложится. Несмотря на то что Алеса долго сопротивлялась. (Смеется.) Но я смотрел на нее и думал: «Не сейчас, так завтра, не завтра, так послезавтра. Пусть сегодня я проиграл бой, но не проиграл войну».

— Алеса, а что из того периода ухаживаний вам вспоминается?

Алеса: Вся наша история была наполнена бесконечными романтичными сюрпризами. Маленькими шажочками Вахтанг завоевывал меня. Я видела проявления его любви. Помню, как мы со съемок летели в Москву, но разными самолетами. Он прилетел раньше, доехал по пробкам до загородного дома и буквально через час снова сел в машину, чтобы встретить меня в аэропорту, отвезти в ресторан, накормить и привезти домой. А потом снова добирался к себе за город еще часа три. Ради меня он провел целый день в дороге. В другой раз я прилетела со съемок в Минск, где живут мои родные. Там был жуткий холод, отопление еще не включили, к тому же воды горячей не было. И я все время мерзла — и на улице, и дома. Пожаловалась Вахтангу — и уже вечером курьер привез мне несколько обогревателей. Почему я сама до этого не додумалась — не знаю, но такое внимание было приятно. До сих пор эти обогреватели есть в Минске, родители и племянники ими пользуются. Еще помню, как на Новый год у меня не было елки, некогда было ее наряжать, и я знала, что тридцатого числа уже уеду в Минск, но ощущения праздника хотелось. Пошла на фитнес, возвращаюсь — а дома стоит наряженная елка. Это Вахтанг договорился с моей подругой-соседкой, привез нам елку и нарядил. Под ней лежал от него подарочек и мой любимый торт «Медовик». И до сих пор, куда бы я ни поехала, всегда приходит курьер с букетом цветов и записочкой от Вахтанга.

Вахтанг: Мне уже неудобно это слушать. (Смеется.)

Алеса: Бесконечно он опережал мои желания, делился всем, что у него было, и радовал меня. И через год таких ухаживаний я поняла, что с этим человеком мне хорошо, надежно, и я его люблю. Сейчас в нашей жизни появилось больше быта, ответственности, но и романтика осталась. Мужу приятно меня радовать, удивлять.

— Вахтанг, а что Алеса привнесла в вашу жизнь?

Вахтанг: Отвечу просто: все, что мне было нужно в жизни, появилось благодаря ей.


— Алеса, можете ли вы быть критиками друг друга? Понравилась ли вам одна из последних работ Вахтанга в сериале «Стая»?

Алеса: Да, мы спокойно высказываем свое мнение, можем обратить внимание на какие-то вещи, что-то подсказать. Я учусь на режиссера и могу составить свое впечатление уже не только с актерской точки зрения, но и с режиссерской. Когда я смотрела «Стаю», я поделилась с Вахтангом некоторыми своими соображениями, но он со мной не согласился.

Вахтанг: Есть такая фраза — сколько режиссеров, столько и фильмов. Можно один и тот же сценарий дать разным режиссерам, и это будет другое кино. Мы порой обсуждаем какие-то моменты с Алесой, что можно было бы сделать иначе, небольшие творческие диалоги происходят. Но в целом дома мы не актерская семья: мы не ищем вместе «зерно» роли, не читаем друг другу стихи и не проигрываем персонажей, надевая костюмы. Я знаю такие полусумасшедшие пары. Максимум — мы можем друг другу покидать реплики, чтобы запомнить текст, и помогаем записать самопробы.

Алеса: Кстати, когда я помогаю Вахтангу с записью проб и ставлю ему актерские задачи, его часто утверждают на хорошие роли.

Вахтанг: Чего не скажешь про меня (смеется), мои советы Алесе не помогают, я не режиссер.

— Алеса, а какую роль как будущий режиссер вы бы предложили мужу?

Алеса: Вахтанг — абсолютный герой, спасатель, этакий Рэмбо, но у нас подобных фильмов не снимают. В то же время мне бы хотелось дать ему роль, которую он никогда не играл, — человека с изломанной психикой, какой-то патологией. Как герой Леонардо Ди Каприо в «Острове проклятых» или Тома Хэнкса в «Форесте Гампе». У Вахтанга большой потенциал, как мне кажется, и от него такого никто не ждет.

Вахтанг: В свое время мне очень нравился фильм «Бесприданница». И когда я делился тем, что хочу сыграть в этом кино, мне говорили, что из меня вышел бы отличный Паратов. А мне хотелось сыграть Карандышева. Я понимаю, что фактурно это не моя роль, но я бы мог перевоплотиться, существует грим. В Голливуде в первую очередь приглашают актера, который потом надевает на себя какую-то маску, а у нас чаще отталкиваются от типажа. Поэтому мы очень ограниченны в своем амплуа.

— Алеса, двое детей с разницей в три года — хорошо для них, но для вашей карьеры в этом таится опасность.

Алеса: В какой-то момент я поняла, что для меня важнее семья, а не карьера, реализация как жены и матери. После рождения Сандрика съемок у меня стало поменьше, и я сначала переживала по этому поводу, а потом расслабилась. Если ставить на весы карьеру и счастье материнства, у меня даже сомнений не возникнет. Важнее быть счастливой женщиной, а не актрисой. Карьеру я с собой туда, наверх, не заберу, а моя любовь, мое счастье будут продолжаться на земле в наших детях.

— Наш номер новогодний, есть ли у вас в семье традиции встречи Нового года?

Алеса: Мы всегда встречаем его вместе. До появления детей обычно улетали в Европу. Теперь дома, в зимушке-зиме. Этот Новый год будет для нас особенным, потому что в это время должен появиться на свет наш второй сын. Так что, возможно, в 2023-й мы войдем уже в новом составе семьи.

Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Вернуться назад
Комментарии (0)
Комментарии для сайта Cackle
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив